Текст | Cтуденты

«Система образования — конвейер для изготовления рабочих», — интервью с Алексеем Захаровым

Это было мое первое серьезное интервью, поэтому я сильно нервничала. Так сильно, что даже уронила в лифте электронный пропуск, который мне выдали пару секунд назад. Поднявшись в офис, я встретилась с доброжелательной девушкой, которая предложила мне чай. «Алексей Николаевич скоро освободится», – сказала она, а это значило, что у меня есть немного времени, чтобы прийти в себя и осмотреться. В Superjob я приехала после пар, поэтому рабочий день уже заканчивался. Мне бросилось в глаза, как тепло прощаются друг с другом сотрудники компании перед уходом домой. «Хотела бы я работать в таком коллективе», – промелькнуло в голове у меня. Тут дверь в кабинет открылась, и выпускник МЖ’96 Алексей Захаров пригласил меня войти. Я спросила, куда можно сесть, а потом почти сразу выпалила: «Вы знаете, это мое первое серьезное интервью, поэтому я очень сильно нервничаю». На это Алексей Захаров улыбнулся, предложил мне лукум к чаю, пододвинул поближе вазу с конфетами, и мой разговор с основателем проекта по поиску работы Superjob начался.

— Как вы думаете, какие профессии в скором будущем станут наиболее востребованными, а какие могут исчезнуть?

Говорить, что какие-то профессии востребованы, а какие-то нет, нельзя. Во всех областях нужны специалисты с квалификацией выше среднего. Но, например, количество бухгалтеров за 10 лет сократится в 10 раз. Причем это количество можно сократить за 3 месяца. Преподавателей иностранных языков тоже станет меньше. Я думаю, в школах в ближайшие 10 лет перестанут учить иностранным языкам, потому что это бестолковщина и маразм. Коробочка, которая у нас в кармане, уже сейчас переводит со ста языков и на сто языков намного лучше, чем среднестатистический школьный преподаватель. Меня спрашивают: а кто будет переводить Шекспира? Кто переводил, тот и будет переводить. Тот, кто учил английский язык в школе, никогда не переводил Шекспира. Это всегда делали люди, которые родились в билингвальных семьях или почему-то фанатели от языка так, что учили его где угодно, только не у школьного преподавателя.

— А на какие еще профессии понизится спрос, кроме бухгалтера и преподавателя иностранных языков?

Во всех профессиях, где можно алгоритмизировать деятельность, люди постепенно заменяются роботами. Например, врачи, которые проводят первичную диагностику, уйдут в прошлое. Уже сегодня диагнозы по инсультам программы ставят точнее, чем доктора наук с 50-ти летнем стажем, которые всю жизнь этим занимались. Программа ошибается в 0,02% случаев. А при инсульте очень важно в первые два часа начать правильное лечение.

— А какие профессии останутся, но претерпят наибольшие изменения из-за роботизации?

Все. Можно легко сказать, какие в наименьшей степени. Сиделка, например. Какие-то очень простые действия, которые очень дорого роботизировать, останутся за людьми, потому что необразованный человек дешевле, чем запрограммированный робот.

— А затронет ли роботизация основную профессию нашего университета – дипломатию?

Дипломатия тоже не претерпит сильных изменений, потому что это одна из тех профессий, которая очень мало подвержена роботизации. Дипломатов будет даже больше, потому что сейчас контакты между странами расширяются, границы между ними стираются. Чем больше связей, тем больше потенциальных столкновений интересов. И это необязательно конфликты, которые должны разрешаться войной. Тут как раз и нужно применять искусство дипломатии, чтобы споры решались в судах, в арбитражах, за столом переговоров.

— Регулярно на вашем сайте публикуются сотни вакансий и резюме. По вашим наблюдениям, какие качества ценятся у потенциальных сотрудников?

Желание работать и желание учиться. Все. Остальное – лирика. Если говорить об отдельно взятых профессиях, то пиарщик должен уметь в нужное время сказать: «Пошли все вон». Или если что-то взорвалось, сказать: «Нет, ничего не взорвалось». Юрист должен уметь дружить с людьми, с прокурором, с главами корпораций, с теми, кто тебе даст заказ отсудить что-нибудь у «Роснефти» в пользу «Газпрома» или наоборот. Журналист должен иметь любопытство, уметь отличать новость от не новости, хорошо владеть русским языком.

— Но написать про желание работать и учиться мало для хорошего резюме. Как выделиться среди потенциальных конкурентов, когда необходимо письменно рассказать о себе?

Резюме должно быть про результаты, а не про процессы. Большинство людей сообщают: «Работая журналистом, я писал статьи для газеты “Коммерсант”». Ну, писал. А может, они все отстойные. А, например, ты говоришь: «Я написал одну статью для “Коммерсанта” за этот год, но она заняла первое место в читательском рейтинге, ее прочитало больше человек, чем любую другую статью на сайте, материал зашерило в Facebook и Instagram 50 тысяч пользователей». «Ооо, нам такой нужен, – думает работодатель. – Потому что он для нас будет писать такие же статьи, которые будут шерить». А когда «писал»… А кто их читал? Никто? Ну, пиши дальше.

— Каких специалистов сейчас не хватает?

Катастрофически мало программистов. Потому что катастрофически мало людей с худо-бедным знанием математики в России. У нас все с гордостью говорят: я гуманитарий. Я тоже говорил, что я гуманитарий, пока не осознал, что гуманитарий – это тот, кому в детстве не повезло с учителем математики.

— То есть нет людей с гуманитарным складом ума или с математическим?

Конечно, есть какие-то задатки. Например, есть такой человек по фамилии Перельман. Вот у него математический склад ума. А умение считать квадратные уравнения – это просто базовое образование, которого у большинства из нас, увы, нет. И это, конечно, проблема. Мало преподавателей, которые умеют объяснить, зачем учить математику. Я как-то задал этот вопрос тысяче школьных учителей. Ни один так и не смог объяснить.

— А зачем, по-вашему?

Чтобы быть более конкурентоспособным, если говорить с точки зрения бизнеса. Потому что, пока я считаю всякие издержки, тот, кто знает математику, считает быстрее, прямее, качественнее. Когда я делаю 500 арифметических действий, мой конкурент применяет одну алгебраическую формулу и быстрее приходит к тому же результату с меньшими затратами энергии. Недаром большинство self-made миллиардеров в нашей стране вышли из МФТИ. Математики просчитывают, куда надо вкладывать деньги, а куда не надо. Они знают, где можно заработать. Именно поэтому математика очень-очень важна. Если у вас плохо с ней, начинайте ей заниматься в качестве хобби, потому что потом будет тяжелее. Чем старше человек становится, тем сложнее ему приобретать новые навыки. Взрослые люди как правило вообще ничему не учатся, это просто физиологически сложно. С детства в некоторой степени любой может научиться математике, даже человек с гуманитарным складом ума.

— А какие еще качества встречаются редко, но очень ценятся во всех профессиях?

Ответственность и самостоятельность. Есть такое психологическое понятие – локус контроля. Он может быть внешний, а может быть внутренний. Внешний локус контроля закладывается в детстве, и в первую очередь – родителями, бабушками и дедушками по любви, по простоте душевной, по незнанию педагогики или еще чего-то. Вот вы встречались с таким: бежит ребенок, ударился о стул, а бабушка ему: «Плохой стул, накажем, у-тю-тю». Это и называется внешним локусом контроля. Правильно говорить: «Смотри, куда бежишь». Потому что, если ты ударился, стул не виноват. Соответственно, люди с внешним локусом контроля (а их большинство, к сожалению) все время ищут виноватых. Качество, когда человек берет ответственность на себя, очень ценится. И это качество – редкость.

— Почему сейчас так мало людей, которые готовы брать на себя ответственность?

В этом виновата современная система образования. Сегодня она нужна для того, чтобы готовить рабочих на конвейер. Чтобы они станки не портили и могли чертежи прочитать. Но никакой инициативы при этом не требуется. Все образование заточено на то, чтобы сломать человека, сломать его волю, загнать его в некие рамки, чтобы дальше он вопросов не задавал, а делал то, что ему указывали. Есть отдельные элитные школы во всех странах, где обучаются дети, которые будут управлять миром. Они потом изобретут ядерную бомбу и отберут нефть у соседнего государства. Но в большинстве своем все же нужна управляемая масса. И образование во всех странах до сих пор ее готовит. А должно быть много тех людей, готовых принимать какие-то инновационные решения. И в этом смысле, конечно, выигрывает сейчас США, потому что они тупо перекупают мозги со всего мира. Они тоже не умеют их готовить, но зато они вручают им деньги в неограниченном количестве. Поэтому конкуренцию за мозги они выигрывают. Недовольна не только Россия, все недовольны, все, как могут, пытаются противостоять этому. Китайцы по-своему борются. Сейчас средний китайский школьник учит математику по 12 часов в день, каждый, каждый день. Мы смеялись какое-то время над ними, а сейчас они практически всю технику делают. Да, оружие они пока конструируют не так хорошо, как мы, в космос сами летают тоже не так хорошо, но все, что касается радио, телевидения, телефонов, – в этом они значительно превосходят всех. Инженеры Apple уже сильно отстают от китайских коллег. А откуда это все? Математика, математика, математика!

— А почему, по вашему мнению, большинство молодых людей так стремится уехать из России?

Я вижу, что огромное количество молодых людей хотят попутешествовать. Там пожить, тут пожить. Почему нет? А молодые люди, которые хотели бы эмигрировать… ну, не знаю. Они никому там не нужны. Будут там таксистами. Если здесь у папы нефтяная скважина, там он будет просто кокаиновым наркоманом. Зачем для этого ехать туда?

— То есть, по-вашему, где родился, там и…

Сто процентов! Есть среди моих друзей олигархи, которые отправили своих детей учиться в Англию. Дети окончили лучшие университеты вместе с английской элитой, но английская элита после этого пошла становиться английскими министрами, а эти ищут работу. Они никогда не получат ту работу, которую сразу получают дети английской аристократии, окончив тот же самый вуз. Может, исключения бывают, но они очень редки. И на родине не получат, потому что они оторваны от контекста. Нужно учиться в лучшем вузе по своей специальности. Если человек хочет стать химиком, физиком, он может оставаться учиться в России. Медицине… Ну, наверное, в Мюнхен надо ехать учиться. Искусству – в Болонский университет. Но если ты хочешь быть российским политиком, лучше здесь высшую школу заканчивать. МГИМО, например. Отличная история.

После интервью Алексей Захаров сказал: «Сейчас ко мне в гости пришел мой однокурсник из МГИМО Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий. Журналист. Пойдем сейчас ужинать с ним. Это я к тому, что через 30 лет после окончания вуза вы будете общаться со своими однокурсниками». В это момент дверь неожиданно открылась, и в кабинет вошел сам Руслан Пухов.

– Заходи. Эта милая девушка Аня – студент факультета журналистики и корреспондент известного тебе…

– «Международника»? Как мы 30 лет назад?

– Да, как мы 30 лет назад.




    Детали работы
    ЛигаСтуденческая лига
    НаправлениеТекст | Cтуденты
    НоминацияИнтервью
    АвторПаршина Анна Сергеевна
    Дата публикации07.02.2020
    Место публикацииhttps://vk.com/@gazetamgimo-aleksei-zaharov-cenitsya-zhelanie-rabotat-i-zhelanie-uchitsy
    Подписаться
    Уведомление о
    guest
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments