Текст | Школьники

Чудо произошло!

Многие слышали, что летом на территории нашего края начались съёмки исторической драмы по мотивам одноименной книги пермского писателя Алексея Иванова «Сердце Пармы». Актёрский состав поражает: Евгений Миронов, Фёдор Бондарчук, Виталий Кищенко, Александр Кузнецов – это далеко не полный список звёзд киногруппы. Я давно мечтал побывать на профессиональной съёмочной площадке, ведь очень люблю мир кинематографа и имею к нему близкое отношение. Поэтому, увидев объявление о наборе актёров в массовые сцены фильма, мы сразу подали заявку от видеостудии «Кадриль». Особенно хотелось принять участие в батальных сценах. Однако на протяжении месяца постоянно приходил отказ. Хотя наши ребята умеют и с лошадьми обращаться, и сражаться на мечах, и работать в кадре умеют… Когда до конца съёмок осталась всего неделя, отчаявшись, наш руководитель Валентина Владимировна Палкина написала организаторам массовки не официальное, а больше похожее на крик души, письмо: «Дорогие Дед Мороз и Снегурочка «Сердца Пармы», пригласите нас, пожалуйста, на съёмки. Очень надеемся на чудо!»

И – бац! – это чудо с помощью Надежды Чудиновой случилось. Ура, нас приглашают в кино! В понедельник вечером отправляемся в Губаху, чтобы на следующий день в семь утра уже быть на «базе» – в помещении бывшего детского сада, где сейчас расположены костюмерные и гримёрные. На входе – огромная очередь, человек сто. Объясняется просто – сегодня одна из самых массовых сцен: шествие обоза из покорённой вогульской крепости Пелым. Стоим в очереди уже час, а она нисколько не двигается. Иногда, раздвигая толпу ждущих плечом, мимо нас важно проходят русские ратники в кольчугах, раскосые татары в шикарных мехах, невысокие вогулы с косичками и в кожаных малицах (верхняя рубаха из оленьей шкуры). Мы, как и все новички, с ребячьим восторгом разглядываем воинов, а те, в свою очередь, с чуть снисходительной улыбкой смотрят на нас. Наконец, после двухчасового ожидания, попадаем в костюмерную. Заботливый костюмер Роланд Давитадзе одевает меня в шесть слоёв одежды, дабы я не замёрз за 12 часов смены на улице. Теперь я почти пермский ратник, только на лице как-то пустовато. Отправляюсь в гримёрку, где Екатерина Иконникова за 15 минут «состарила» меня лет на тридцать. Всё, теперь родная мама не сразу узнает! Кстати, о ней. Её тоже «превратили» в ратника, приклеили усы и бороду, одели в мужскую одежду. Только вот её добрые женские глаза в суровые мужские гримёры-профессионалы переделать не могли. Не под силу это людям. Так и снимался среди пермских воинов один ратник с женскими глазами.

В автобусе, битком набитом бородатыми мужиками в древнерусских костюмах, едем в посёлок Усьва, на киноплощадку. Там раскинулась вереница трейлеров и палаток – живёт рабочая группа и охрана. Чуть подальше, на холме, возвышается каменная крепость. Звучит команда: «Актёры массовых сцен, просим подняться и получить реквизит». Входим в крепость, которая сзади оказывается пенопластовой декорацией… Да уж, действительно, «кино – искусство обмана». Получаем оружие: кому-то лук со стрелами, кому-то мечи или копья. Всё боевое, здесь уже не подкопаться. Реквизитор Семён Филимонов мастерски вертит в руках тяжеленный меч, будто барабанную палочку. На мой нескромный вопрос об общей стоимости этого реквизита отвечает: «Нашему московскому клубу исторической реконструкции «Ратник» выделили почти четыре «лимона» на создание оружия для этого фильма. Здесь и копья «московитов», и мечи пермских ратников, и тугие луки вогулов. Всё с нуля. Работала команда из десяти человек в течение двух месяцев. Создали почти тысячу единиц оружия». Масштабы, конечно, впечатляют. Мне достался небольшой боевой топорик. Хотелось, конечно, получить меч, но их разобрали в первую очередь…

Получили реквизит, и постановщик выстроил огромную толпу в аккуратные «коробки»: за князем двигались конные ратники, затем два пеших полка, после – конные и пешие татары с пленённым вогульским князем, дальше – обоз с ранеными и продовольствием, позади всех – манси на оленях. Мы попали в обоз. Наша задача – тащить на себе сани с двумя ранеными товарищами. Причём «на себе» – не для красного словца, лошади на наши сани не хватило. Итак, первый дубль. Медленно идём длинной вереницей, пока главные герои ведут диалог. Дубль за дублем, мы повторяем все действия снова. Кому-то, возможно, такая работа покажется слишком муторной и однообразной, но мне хотелось ходить, толкая перед собой сани, до тех пор, пока не получится так, как задумал режиссёр. Ведь в кино не бывает маленьких ролей, и чтобы фильм получился качественным, нужно абсолютно всем выкладываться на 500 процентов.

Звучит команда: «Снято! Объявляется обед!». Только получаем свою порцию, как в палатке массовки появляется кастинг-директор актёров массовых сцен Мария Антонова и объявляет: «Нужны четырнадцать добровольцев». Естественно, мы с братом Сашей в первых рядах. Маму, к сожалению (а может, к счастью), не взяли. Толком не пообедав, шагаем обратно на площадку, в гору. Вновь выдают реквизит, но теперь, кроме топора, я получаю ещё щит. Сейчас мы – засада. С огненными копьями и криком «рок» (слово коми-пермяцкое, хотя, возможно, имелось в виду русское значение) мы должны выбегать из леса. В этой сцене участвовали и конные ратники, и нас за их спинами еле видно. Если будете искать на экране, я – третий в самом левом ряду. Наша инициатива понравилась кастинг-директору и нас с братом оставили ещё на два дня, сниматься в ночных эпизодах.

На следующий день огромной очереди в костюмерную уже не было, всего полтора десятка человек. Вновь попадаю в заботливые руки Роланда, который на этот раз приготовил доспех и шлем, не доставшиеся мне вчера. Сегодняшний мой образ больше подходит для ратника XV века, чем вчерашний. Это всё потому, что сегодня нас 16 человек, и все мы точно будем в кадре. Гримёры тоже постарались – борода и усы подошли к моему лицу, будто здесь и росли. Наконец, все готовы, едем на площадку. Сегодня ночные съёмки. Больше всего поражает огромное количество света над декорацией. На кране подвешен гигантский железный квадрат, метров 30 по сторонам, на котором через каждые полметра располагается «зонтик» из светильников. Свет настолько яркий, что, когда вокруг стемнело, на съёмочной площадке был полдень. Рабочие готовят большие сани – главная декорация эпизода. С ними воевода Бурмот и его самые преданные ратники штурмуют неприступную крепость Пелым. Ночью, в метель, огромные сани с крышей, заваленной снегом, совершенно незаметны для вогульских стражников, которые дежурят на высоких стенах крепости. 16 ратников толкают сани (по сценарию гружёные настоящими каменными глыбами, а на деле – пенопластовыми) по ледяному подъёму. Вогулы их не замечают до тех пор, пока пермяки не начинают сверлить ворота, чтобы закрепить привязанные к саням якоря. Как только якоря закреплены, ратники толкают сани вниз, и те своим весом вырывают ворота крепостной стены. Пермяки молниеносно захватывают Пелым… Неплохо придумано, правда?

Но в жизни оказалось всё по-другому. Итак, надо доставить тяжёлые сани к месту съёмок. Сначала застряла в снегу «шишига» (ГАЗ-66), она тянула сани на тросе. Это был первый тревожный звоночек. Конечно, рабочие вытолкали «шишигу», она продолжила пробиваться сквозь снежные завалы, как вдруг передняя ось грузовика со скрежетом треснула, колесо вывернуло под острым углом. Уже второе предупреждение – серьёзней. Подоспевший трактор вытащил «шишигу», далее сани продолжили свой путь уже нашими усилиями. Дотолкали до «старта», ждём, пока сани закрепят на тросе. Трактор наверху, за воротами крепости, будет буксировать сани. Наша же задача – играть роль выбивающихся из сил. Постановщик трюков бегает вокруг саней, отдаёт команды. Наконец, в динамике трещит: «Приготовились к репетиции». Именно в этот момент произошло третье предупреждение, что с санями что-то не так: лопнул трос. Вновь стоим в сугробах, пока рабочие приведут всё в порядок, пока реквизитор починит сани и закрепит их на тросе. Готово, можно снимать! Две репетиции и два дубля ратники во главе с Бурмотом (актёр Владимир Любимцев) превосходно «толкают» сани вверх. Мы с братом из-за того, что не вышли ростом, иногда цепляемся руками за брёвна и едем, не касаясь земли. Да, трактор очень выручил, ведь своими силами актёры не подняли бы сани к крепости. Ждём очередного дубля, стоим у «ворот Пелыма». Постановщику трюков передают по рации, что сани слишком близко к крепостной стене – нужно отодвинуть на пару метров. Постановщик отдаёт команду отъехать трактору на два метра назад. Трос ослаб, но сани не двинулись с места. Примёрзли. Постановщик трюков, видимо, плохо учил физику в школе, поэтому крикнул нам: «Толкните сани вниз!». Это была стратегическая ошибка…

Огромные бревенчатые сани на 16 человек весят больше трёхсот килограммов. Плюс, они получили импульс от всех ратников, к тому же, стояли на крутом склоне. Сани за два метра успели набрать скорость, и трос вырвал передок. Абсолютно неуправляемые сани, а с ними 16 людей на бешеной скорости полетели по обледенелому склону. Единственное, что я успел сделать, это обхватить руками бревно, за которое держался, когда толкали в гору. А дальше сани, проехав метров тридцать по склону, врезались в сугроб, и обломки рухнули на нас. Мы упали на спину, головой вниз. Я практически ничего не видел – снег залепил лицо. Впервые  почувствовал страх за себя и, особенно, за жизнь брата. Ратник, стоявший со мной в паре, слева, исчез – его затянуло под полозья. На грудь безжалостно давило бревно, не мог дышать. Руками пытался его приподнять, но сани медленно, уже сломанные, поползли вниз, и стало давить ещё сильнее. Помню, что кричал, звал на помощь, потом чьи-то сильные руки вытащили меня из-под завала и швырнули в сторону. Огляделся: все рабочие и кое-кто из постановщиков бегали вокруг с криками и вытаскивали заваленных ратников. В волнении стал искать брата, тот, к счастью, был цел. Правда, потерял в снежной каше подшлемник. На этом, раз декорация сломалась, смена для нас закончилась. Одного из актёров увезли на рентген в больницу, остальные отделались испугом и ушибами. А ведь всё могло быть и хуже… Судьба же предупреждала, жаль, что съёмочная группа этих намёков не поняла.

На следующую ночь последняя для нас и для всей съёмочной группы смена прошла спокойней, чем предыдущая. На этот раз основа саней была железной, они уже не срывались с троса, да и в гору мы их тащили всего один дубль. В эту смену снимали штурм ворот, их вырывание из стены. Задача наша была проста – после падения ворот вбежать в крепость с оружием наперевес. Сделали мы всё быстро и качественно. Правда, ждали своего «звёздного часа» долго – до этого много снимались «вогулы». Если вновь будете искать меня на экране, то вбегаю в крепость последним в левом ряду.

Несомненно, эти съёмочные дни в качестве актёра массовых сцен – богатый опыт в кинопроизводстве. Да, были трудные моменты, но как в кино без ошибок? Зато я очень счастлив, что поучаствовал в таком глобальном проекте. Смотрите фильм «Сердце Пармы» в 2021 году. Поздравляю с наступающим Новым годом, и пусть ваши мечты тоже сбываются!

Артём Палкин




    Детали работы
    ЛигаШкольная лига
    НаправлениеТекст | Школьники
    НоминацияСтатья
    АвторПалкин Артём Павлович
    Дата публикации11.01.2020
    Место публикациигазета "Искра" http://iskra.lysva.ru/
    Подписаться
    Уведомление о
    guest
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments