Текст | Школьники

Современная драматургия в ритме российских сериалов

29 – 30 ноября и 1 декабря прошла IV литературная биеннале #Левановка, а именно — фестиваль современной драматургии в Самаре, посвященный тольяттинскому драматургу Вадиму Леванову. С расширенным составом столичных экспертов, спектаклями молодых режиссеров и читками новой драмы.

Воспитанники «Школы молодого журналиста» вместе с труппами Театра Юного Зрителя «Дилижанс» и Молодежного Драматического театра посетили финальный, последний день фестиваля.

Позиция I. «Горький центр». Акт I. «Никто не слышал», или «я понял, что хочу ее»

Сюжет прост: юноша уезжает в город на заработки, стремясь оказаться подальше от ненужной невесты. Но, незадача — в городе горячо влюбляется, причем, кажется, эта та самая любовь, что описывается в книжках — одна и на всю жизнь. Эта влюбленность становится началом целого ряда событий, о котором рассказывает эскиз «Уместного театра» по пьесе Александры Стрижевской «Никто не слышал». Режиссер — Игорь Катасонов. О трудностях семейной жизни, как жить после изнасилования, почему муж должен покупать прокладки жене, что говорят о человеке его носки?

Все действие происходит в замкнутом пространстве: бело-серый квадрат с четырьмя дверцами. Зрители столпились вокруг этих «окошек» в историю. Каждая из них открывается постепенно, не сразу, когда появляется новый герой, а их всего четыре — жена Ольга (ее играли две актрисы, Татьяна Артемьева и Татьяна Каррамова), муж Алексей (Василий Яров, актер театра-студии «Грань»), танцовщица Яна (Ольга Арнаутова) и «Карабас» (его сыграл сам режиссер — Игорь Катасонов).

Для постановки не использовалось каких-то специальных эффектов: это был просто эскиз, отличающийся завораживающим действием и простотой. Костюмы — обыкновенные, та одежда, которая есть у каждого юноши или девушки соответствующего возраста. Музыка — из динамиков положенного на пол телефона. Треск «квадрата», когда на него опираются. Звук действий — само действие, что неплохо нагнетает обстановку. Актеры сами редактируют свет, несколько раз по ходу спектакля просто щелкаю выключателем.

Создается ощущение, будто ты встретил друга, который рассказывает тебе историю. А потом ты встретил знакомого, который говорит об этом же, но со своей точки зрения. И так ты встречаешь и Ольгу, и Алексея, и Яну, и «Карабаса».

Актеры демонстрирую живые, натуральные эмоции. Повествование идет вроде в спокойном, ровном тоне, но героев выдает интонация, малейшее искажения в тоне. Они балансируют на разных гранях — кто-то на агрессивной, кто-то на истеричной, а кто-то не выдерживает и даже срывается на бешенные песни. Все монологи героев принадлежат зрителям, будто каждый отстаивает свою точку зрителя. Во время просмотра даже мелькнула мысль: «Это что, проблемная семья пришла на прием к психологу?»

Взаимодействие с залом — немаловажный аспект. Причем не просто в том плане, что актеры вышли из своего сжатого пространства и ходят рядом с тобой. К тебе прикасаются, и могут даже подвинуть тебя, если ты мешаешь закрыть дверь. Эффект подглядывания, соучастия, и неясно: зритель — невольный слушатель, или просто декорация.

В эскизе уже на этой стадии заложена некая психологическая идея, на каждый момент своя рефлексия. После просмотра появились весьма смешанные чувства — вроде банальная история из серии «русский роман», сюжет которых зритель заглатывает только так. И в тоже время — есть нечто особое в подаче. Своеобразная сцена расположена так, что зритель физически не может уследить за всеми персонажами. Даже просунув голову в эту дверцу, ты не увидишь всего и сразу, тебе придется отвлекаться и переводить внимание, а значит — терять какие-то детали.

Финал остается открытым, и все же становится ясно — ничего хорошего для главного героя развязка не сулит. Он проиграл, и не смог стать сценаристом своей судьбы

Позиция II. Самарский академический театр драмы им. Горького. Акт II«Семью восемь», или «Бабуль, я стану тебе другом»

«Такую вольность как суфлер, мы решили себе позволить… или они [артисты] могут со страха все сказать» — такими словами нас встретил Михаил Лебедев, режиссер эскиза театра драмы по пьесе Дарьи Слюсаренко.

Сюжет — одна из серий шоу на телевизоре про неблагополучные семьи.

Мать и отец (Надежда Попова и Фёдор Степаненко) уехали в Москву, оставив дочь (которую в пьесе названа просто «я», роль исполняют Шевцова Алёна) на воспитание строгой бабушки (Елена Ивашечкина), чье жесткое воспитание иногда граничит с жестокостью. Когда происходит нечто ужасное, героине необходимо перейти через себя, чтобы понять — что значит быть «счастливой семьей», как перестать быть слабой, и почему семью восемь — самое сложное.

Этот эскиз — история про детей и их проблемы. Все начинается с небольшого эпизода — они ложатся под машину, потому что их ругают за четверку по русскому (друг Стасик – Сергей Маркелов), а в ответ — «встаньте, испачкаетесь». Потом проблемы с одноклассниками, парнем, травлей, семьей, и в конце мы получаем классический продукт системы — хочет, но не может, вроде любит, а не помогает. Это про насилие, которое начинается в семье, которое героиня постоянно в себе топит, не продолжает.

Хорошо сделанный афоризм — «меня опять никто не полюбил». С каждым новым человеком, который ушел, оставил, героиня все больше смиряется с ролью жертвы.

Костюмы актеров простые, что позволяет с легкостью отождествлять их с самим собой. Одежда из серии «нашел — принес».

Невообразимая актерская игра. Если простая одежда помогает погрузиться в ситуацию, то именно мастерство актеров — прочувствовать ее. История, рассказанная ими, очень простая, жизненная и настоящая. Такое могло произойти в каждой семье, стоило только один раз ошибиться. Были моменты, когда ты оглядываешься назад и внезапно понимаешь — ты делал то, что сейчас перед тобой. Так вот как это выглядело со стороны. Господи, как это ужасно.

Так, когда она сможет понять, почему семью восемь — самое сложное. Почему семью восемь — это любовь.

И к чести актеров: суфлер понадобился всего один раз.

Позиция III. Выставочный центр «Экспо-Волга». Акт III. «Вторник — короткий день», или «и дома Андрюша, и в Китае Андрюша»

Бари Салимов — режиссер — вместе с актерами Молодежного драматического театра Тольятти представит зрителям читку по пьесе Светланы Петрийчук — «Вторник — короткий день».

Что такое читка? Это прочтение вслух какого-то текста.

Из-за темы фестиваля — современная драматургия — почти все представленные спектакли напоминали либо сериал по телевизору, либо ток-шоу. Читка же напомнила скорее программу в стиле «Говорим и показываем» — криминальное происшествие.

Татьяна (Екатерина Серебрякова) — продавщица из Благовещенска, женщина, которая в одиночку воспитывает сына Андрея (Владимир Хохлов). Начинается все дома, на границе с Китаем. Тетя Таня готова на все ради Андрюши. Сын же заставляет возить мать спайс из Китая в Россию, но даже после всего случившегося женщина не теряет человечность и материнскую любовь. История о любви и одиночестве, где реальность переплетается с монологами классической литературы. Пьеса современная и вечная, как материнская любовь…

Первое же, что хочется отметить — сильные, выразительные голоса. Ясно, что актер должен владеть своим голосом, уметь повышать или понижать его на несколько тонов, говорить, как молодой юноша лет пятнадцати и как старик, куривший большую часть жизни. Но на сцене удержать внимание зрителя можно актерской игрой, а в читку все, что есть — это голос. Актерам необычайно легко удавалось концертировать внимание слушателей на себе. К примеру, Григорий Береснев (Китаец «Андрей», друг сына Татьяны) за несколько минут «переключался» от китайца, которой не может связать несколько слов на русском, до друга Андрея Виталия — такого же подонка, как и сынок.

Помимо современных персонажей присутствуют так же герои из русской классической литературы. Точнее — матери из русской классической литературы. Пульхерия Раскольникова (Христина Шепель), Пелагея Власова (Юлия Филановская), госпожа Простакова (Татьяна Гудкова) — они в некотором роде и есть Татьяна. Их слова о своих сыновьях — своеобразное, но все-таки отражение того, что происходит в жизни женщины.

Госпожа Простакова безумно любит своего единственного сына Митрофанушку: «…К тебе ее безумная любовь и довела ее всего больше до несчастья…» Единственная радость и отрада Простаковой – это ее сын: «…Одна моя забота, одна моя отрада – Митрофанушка…»

Власова Пелагея Ниловна — главная героиня повести, образ которой символизирует Россию, а также содержит евангельские ассоциации. Материнская любовь к сыну трансформируется у Пелагии в любовь к людям вообще.

В сыне Пульхерия Александровна Раскольникова видела последнюю надежду для себя и для дочери. Она любила детей своих безмерно, готова была на все ради сына. За долгие три года разлуки она делала все, что могло хоть как-то помочь Родиону. Пульхерия готова была отдать все, что у нее есть, работала как могла, чтобы помочь сыну – с больными глазами она вязала воротнички, косынки и нарукавнички, что не приносило большого дохода. Но это было все, чем она могла хоть как-то помочь сыну, и она делала все возможное.

Судьбы этих женщин, их отдельные черты — все это есть в Татьяне, делая ее удивительным человеком.

По ходу читки создается ощущение, будто ты сидишь рядом с ними — то в автобусе с Татьяной, с ней же в салоне красоты. Зритель словно сторонний, случайный наблюдатель, который услышал разговор женщины в соседнем кресле в салоне, или которая сидит на впереди тебя, или случайно услышал ссору в распахнутом окне. Несмотря на то, что это даже не эскиз — просто читка, картинки прорисовываются необычайно четко, воображение само все дорисовывает. Выразительность актеров раскрашивает все в яркие, живые оттенки.

Ком в горле от того, что это жизненная, до боли жизненная история. Видеть жизнь на сцене — очень неприятно, в театре приходят за чем-то духовным. Пьеса вторник короткий день весьма жестоким образом показывать ту реальность которая может произойти с вашими друзьями за знакомыми и даже с вами самими

Это история об отчаянной материнской любви и одиночестве. Про банальность зла и русскую традицию матерей – жертвовать собой. Преступление против матери, которое ничего не изменило.

Позиция IV. Самарская областная научная библиотека им. Ленина. Акт IV. «За белым кроликом», или «я сказала ей – может не стоит?»

Спектакль театра «Дилижанс» «За белым кроликом» по пьесе Марии Огневой стал последним спектаклем на фестивале. Режиссер — Артем Устинов.

Две не-Алисы (Марина Агапова и Ася Гафарова) поздно вечером возвращались домой с дачи, спеша к Королеве. Белый кролик (Павел Зотов) решил показать им более короткий путь, в котором надо прыгать в кроличью нору. И девочки прыгают. Их мамы (Анна – Ирина Храмкова, Марина – Екатерина Федощук) позднее пытаются понять, почему генетическая экспертиза брючного ремня так и не была проведена, что есть для матери самое страшное, а подруга Оля (Екатерина Зубарева) думает, стерла бы она свою жизнь, если бы знала, что в ней будет — все это происходит, но девочку уже не думают об этом. Им снится Белый кролик, а Кролику снятся они.

В спектакле поднимаются довольно сложные темы, о которых не всегда можно сказать вслух. Изнасилование, убийство, продажность, аборт — почти на все эти темы в обществе лежит табу, когда о чем-то подобном заводят разговор, то люди вздрагивают. Никогда не знаешь, когда что-то подобное — а может, и все вместе — произойдет с тобой или твоими близкими.

Но пьеса достает это все со дна общества, а актеры блестяще это обыгрывают. Сыграть заведомо трагичные судьбы, передать весь тот ужас, что произошел — для этого нужны просто колоссальные силы. Какого было целую неделю переживать это снова и снова, пропускать через себя, показать так, чтобы тебе верили. Это невероятный труд и невероятное мастерство, всем актерам надо просто аплодировать стоя, а после — поклониться.

Под конец это уже самый настоящий кошмар. Пьеса «За белым кроликом» основана на реальных событиях, но трагическая ситуация в ней остается за кадром. Важным было понять — как жить и в чём можно найти смысл после немыслимой потери. Театр же выступает как средство терапии, способ наконец-то сказать то, о чем мы предпочитаем молчать, пока нас это не коснулось. Посмотреть в глаза тому страху, что вряд ли когда-нибудь исчезнет со дна кроличьей норы.

Позиция V.

Фестиваль #Левановка завершился 1 декабря в 20.00 по мск. Фестиваль посвящен Вадиму Леванову — выдающемуся автору 90-2000-х годов, основателю «тольяттинской школы» драматургии. Его пьесы — сплав актуального и вечного, его творчество – выход за рамки представлений о том, что в театре может быть и чего не может.

Фестиваль продолжает эту традицию — говорить сегодняшним языком про сегодня.

Текст: Костина Ксения
Фото: Вячеслав Смирнов




    Детали работы
    ЛигаШкольная лига
    НаправлениеТекст | Школьники
    НоминацияСтатья
    АвторКостина Ксения Андреевна
    Дата публикации06.12.2019
    Место публикацииhttps://vk.com/@smitanasmi-sovremennaya-dramaturgiya-v-ritme-rossiiskih-serialov
    Подписаться
    Уведомление о
    guest
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments