Текст | Cтуденты

Есть чёткая цель – развивать журналистику здесь, в Екатеринбурге!

Есть чёткая цель – развивать журналистику здесь, в Екатеринбурге!

Имена Алёны Лебедевой и Андрея Козырева в Гуманитарном известны практически всем: активные студенты, продюсеры «Студенческого городка», авторы фильма о Борисе Рыжем, получившем спецпремию «Кинопробы». Через пару месяцев с получением дипломов их студенческий путь в Гуманитарном будет окончен, а как всё начиналось? Как ковались характеры, как начинался профессиональный путь (а в том, что Андрей с Алёной готовые профессионалы, сомневаться не приходится)? О жизни ребят в Гуманитарном — осторожно, история длинная, но захватывающая!

 

«Кто придёт на место Андрея Малахова? Это буду я!»

Андрей: Все свое детство я занимался футболом, но профессионально связать свою жизнь именно с игрой не получилось. И я начал искать пути обхода: подумал, что самый доступный способ остаться рядом с футболом в Екатеринбурге – это журналистика. Поэтому я пошел на факультет ТРЖ: чтобы писать о футболе, говорить о футболе, возможно даже быть каким-то экспертом.

Алена: Я вообще в детстве не задумывалась о том, что буду журналистом. Наверное, эта мысль пришла ко мне в голову лет в тринадцать, когда в местную газету потребовались журналисты, которые бы писали о районе и, грубо говоря, о жизни дворников. Не знаю почему, но запомнилось мне именно про дворников, потому что я писала про одного. Мне тогда жутко не понравилось, что в газете нужно хорошо писать, хорошо фотографировать. Но как-то раз, когда мы с бабушкой смотрели “Пусть говорят”, пришла мысль – “Я хочу быть как Андрей Малахов». Хочу разбираться в человеческих историях: кто прав, кто виноват, спрашивать экспертов, моделировать все эти разговоры. И я об этом серьезно задумалась, поняла, что журфак – это мое. Что Андрей Малахов скоро состарится, и кто же придет на его место? Значит это буду я!
P.S. Сейчас, конечно, я уже не хочу быть как Андрей Малахов, мне интересно заниматься другим)

Андрей: Почему выбрал именно Гуманитарный? Всё просто: первое, что я услышал на Дне открытых дверей в ГУ – это “Математики здесь нет”. У меня с математикой было плохо, поэтому сразу решил поступать сюда.

Алена: Моя история с ГУ началась в десятом классе: здесь открылись курсы для выпускников школ. Назывались они “Курс подготовки молодого бойца”. Я не хотела идти на курсы в УрФУ, не знаю почему, но меня что-то очень сильно отталкивало, значит, надо сюда. И меня зацепило в ГУ. Меня, наверное, зацепили преподаватели. Первой была Олеся Пархоменко. Она вела у нас первое занятие, тоже выпускница Гуманитарного. Я прям очень четко запомнила. Ноябрь. Уже холодно очень. Мы заходим в аудиторию 206, сидит Олеся и говорит: “Ну что, идите собирайте чеки по магазинам”. Мы: “Зачем чеки собирать в магазине?”. Олеся: “Ну вот давайте. С каждого по пятнадцать чеков. Просите, делайте что хотите”. Где-то через час мы пришли замершие, озябшие, но с чеками. Задание заключалось в том, чтобы мы определили по чекам человека и какие новости ему было бы интересно читать. Удивительно, но интересно. Потом у нас был прекрасный Женя Рычков – преподавал инфографику. Он тогда был один из немногих специалистов по инфографике в России вообще, и я поняла, что тут меня научат реальной журналистике, что не будет никакой нудной теории, которую мы как-то должны узнать на практике, в работе. Что тут ты приходишь, и тебя прямо с порога посылают работать в поля, потому что журналистское мастерство приобретается только на практике. Поэтому я выбрала Гуманитарный!

«Лебедева, ну нельзя так, мы с тобой творческие люди. Давай. Надо делать шоу!”

Андрей: Когда мы только пришли на ТРЖ, наши старшие товарищи Кирилл Борцов и Вероника Борзова сразу начали рассказывать, что здесь есть такая программа – «Студенческий городок» (она тогда выходила на ОТВ) и есть возможность сразу поучаствовать в журналистской жизни, вот в этой, настоящей, телевизионной. К слову скажу, что тогда я себя ни в одной сфере, кроме телевидения, не видел. Подумал, что это неплохая площадка, надо попробовать себя на кастинге ведущих. Первый мой выпуск я помню очень отчетливо: мы с моей соведущей оба были в черном. У меня были черные брюки, черная футболка, а у моей соведущей была черная водолазка. Я вообще не задумывался об этом, плюс у нее еще была грязная голова и это было ужасно. Когда нас увидел Кирилл, он просто ошалел. И как-то после этого особого желания вести «Студенческий городок» не было. Потом у нас с Аленой получился тандем: я оператор, она корреспондент. И в этом тандеме всегда всё получалось хорошо. Кирилл с Вероникой передали нам «брозды продюсерства». И после этого пошла серьёзная работа.

Алена: Мне «Студенческий городок» запомнился не столько сюжетами, сколько «подводками». Долгое время мы были ведущими с нашим одногруппником Ильей Шатерником: очень хорошо с ним сработались, у нас был творческий поток, мы одинаково мыслили, все пошло хорошо. Снимали довольно стандартные подводки, была стабильность, а потом как-то идём мы на остановку и он говорит: “Лебедева, ну нельзя так, мы с тобой такие творческие люди. Давай. Надо делать шоу!”. И мы начали делать все подводки как мини-клипы: я притаскивала огромные сумки с костюмами, мы заморачивались, что-то делали, начиная с того, что я ходила с какой-то копалкой по территории Гуманитарного (снимали как будто я пионер в походе), заканчивая самым ярким, наверно, сюжетом, когда мы были в образах Маски и Сейлор Мун. Найти для меня наряд Сейлор Мун было легко, а вот найти для Ильи костюм Маски было невероятно сложно. Цилиндр я нашла у своего друга, который собирает артефакты, антиквариат. Этот цилиндр девятнадцатого века из Лондона он привез с барахолки, трость была оттуда же, примерно тех же времен. А про саму маску мы вспомнили меньше, чем за сутки перед съемками, и я сидела эту маску вырезала из бумаги. Охранник дядя Вова, который сидел на это все смотрел, был в каком-то приятном шоке, то есть мы и себя, и его развлекали, нам было интересно. Мы прям играли, это все была настоящая актерская игра с сценарием! А потом я поняла, что, наверное, могу для «Студенческого городка» сделать что-то большее, попробовать себя в продюсерстве.

О фильме #РЫЖИЙПОЭТ

Алена: Меня всегда вдохновлял мой район – Вторчермет. Я видела в нём какую-то прекрасную неказистость: старые пошарпаные желтые хрущевки, дворы с бельем висящим, огромные новые стеклянные высотки и тут же рядом частные покосившиеся дома, там огород, в котором какая-то бабулька морковочку полет… Это все было настолько вдохновляюще, но этого никто не замечал! Я поняла, что мне нужно мой творческий порыв, моё вдохновение как-то во что-то вылить – чтобы было понятно всем, почему я собственно с района-то кайфую. Сначала был фильм «Вторчермет Бориса Рыжего», реально неудачный, потому что мы попытались показать историю Бориса Рыжего через историю района Вторчермет, но это не получилось. Борис Рыжий затерялся в истории района. Мы думали, что же с этим делать: есть ведь куча хорошего отснятого материала. Потом у нас была радиопрограмма про Рыжего, но она тоже была довольно скучноватой. В итоге поняли, что нам нужна помощь, помощь профессионала, и мы обратились к Олегу Александровичу Раковичу с тем, что у нас есть материал, у нас есть идея, но мы не знаем, как это совместить и воплотить. Мы думали, он нам что-то посоветует, а он дал телефон Юрия Казарина, автора монографии о Борисе Рыжем, который дружил с ним, дружит до сих пор с его семьей и с его сыном. Мы пошли к нему снимать, до сих пор не понимая, что у нас будет в конце. Просто сидели и разговаривали, а потом поняли, что нам ничего не надо делать, потому что Юрий Викторович все сделал за нас — рассказал нам готовую историю. Нам надо просто на нее что-то надеть – каркас уже есть. Примерно в это же время я участвовала в конкурсе на Лучшую академическую группу ГУ и увидела в команде соперников Андрея Кибалу, который в итоге сыграл у нас Бориса Рыжего. На капитанском конкурсе он играл на гитаре, и я поняла, что это воплощение Рыжего, внешне. Думаю, всё: надо брать. Не знаю, что с этим делать, но надо брать. Мы сняли Андрея, потом студентка 2 курса Элина Аранбицкая была в роли Ирины Князевой – жены Рыжего. У нас было все. Начали работать и поняли, что треша не хватает, вот этой неказистости нет. Фильм слишком ровный получается, гладкий.. Надо что-то трешовое.
Сначала пробовал начитать стихи Андрей – у него академическое чтение, такое ровное, со своим хорошим голосом, хорошим интонированием. Я поняла, что не то. Стала начитывать я, на наркоманский манер (как я его понимаю), на одном стихе я даже всплакнула. Потом мы нашли какого-то странного композитора европейского (Андрей: Джон Кейдж), который записывал музыку, которая заключалась в том, что он может бить в тазик или по стене. Мы поняли: вот наш композитор. Олег Александрович, конечно, помогал по ходу работы, говорил, что не так, где надо усилить, где сбавить, без него бы не получилось то, что получилось.

Продолжил Андрей: Настал момент, когда мы отправили фильм Олегу Александровичу. Он к этому времени немного устал от нашей долгой работы и сказал: «Как у меня дела закончатся, я его посмотрю и вам сообщу». Через минут 15 он пишет мне в WhatsApp «Кому позвонить». Без вопросительного знака, просто вот очень резкое сообщение и через две секунды звонок мне. С таким, как мне показалось, злым голосом: «Андрей, что вы наделали!». Я уже думал, всё – мы сделали просто полную чушь. Что там всё очень плохо, что мы переврали всю историю, переврали о Казарине, о Рыжем и так далее. Я уже всё начал думать, как мы будем перед всеми извиняться. Он говорит: «Вы старого человека до слёз довели!». Я поднапрягся. Спрашиваю его: «В смысле? Что произошло? Что не так?». Он говорит: «Это всё настолько так, что я расчувствовался. Вы попали в самую точку!». Я думаю: «Как? Не может быть!». Звоню Алене впопыхах: «Ален, всё, нам Олег Александрович говорит, что мы его до слёз довели, что всё плохо». Алена спрашивает: «Что он сказал?». Я – «Что мы попали в самую точку, в самое яблочко». Она – «Успокойся, всё хорошо». А я сижу, у меня вообще просто мозг взрывается. Потом уже на протяжении какого-то времени я пересмотрел фильм на свежую голову и понял, что да, вот этого мы и добивались. После многодневной стадии монтажа, многодневных съемок и так далее, у меня пошли мурашки по коже. Я почувствовал всю эту неказистость, всю это неровность, шероховатость и понял, что мы сделали действительно хороший фильм.

На самой Кинопробе было «прошибательно»

Андрей: Я помню этот день очень хорошо. Мы пришли. Я волнуюсь, у меня потеют ладошки, я сижу весь на взводе. Там четыре фильма было. Больше двадцати минут. Первый фильм, не помню как называется, о немых людях. Второй фильм о детях – трешовый такой фильм, там есть и смешные сцены. Следующий фильм показывали наш. Я смотрю и понимаю, где я неправильно сделал, мы сидим и все косяки разбираем. Смотрим фильм, я поворачиваю голову, а люди сидят и у них рты открыты, они просто не отрываясь смотрят. Все в шоке от того, что на Вторчике происходит, что Рыжий переживал и т.д. Наш фильм закончился, начался последний фильм из цикла, я поворачиваюсь, а люди уходят. То есть люди пришли именно на наш фильм.

Алена: У меня на показ приходили некоторые одноклассники и мой друг, который далек от поэзии, от литературы вообще, он сказал: «Ребят, вы меня зацепили». Я думала, что он пришел просто меня поддержать, что его не прошибет, но ошиблась. Поняла, что «прошибательно» – это про наш фильм, значит, надо докрутить его, доделать и вперед. Когда мы подавали его на фестиваль, то понимали, что он сырой.

Весь деканат — для студентов!

Алена: Я благодарна всему деканату, они иногда в таких сложных, иногда в реально нереальных условиях организовывают наш учебный процесс.

Благодарна Светлане Дашиевне за то, что она всегда на волне, она всегда знает о тенденциях, она всегда за то, чтобы мы тоже о них знали. Я не думаю, что в Екатеринбурге много деканов, которые ходят на мастер-классы. А Светлана Дашиевна прямо сидит и как студент все записывает. И тут же у нее в голове: как же перестроить учебный план так, чтобы они еще этому научились тут же, сейчас, потому что потом не будет возможности им рассказывать, потому что тенденция потом пропадет. Это очень круто!

Благодарна деканату за то, что с ним всегда можно вступить в диалог. Вряд ли в другом вузе города можно просто прийти к декану и сказать: «У меня там проблемы». В принципе, весь деканат для студентов.

Я хочу сказать спасибо своим одногруппникам. Когда мы пришли, нас было двадцать пять человек, сейчас нас семь. Мы дошли. Сейчас на четвертом курсе мы настолько в творческом и рабочем тандеме, что нас реально уже нельзя разделить. Мы всегда готовы поддерживать друг друга, помогать. С Алиной Ползуновой мы как-то сидели на парах у Левченко до девяти вечера – спасали её, чтобы ей не поставили двойку. Даже преподаватели видят, что вот нас семь – великолепная семерка! И все, нас не разделить, мы действуем как единый организм. И спасибо моим одногруппникам за то, что они приняли меня такой, какая я есть.

Андрей: Я благодарен абсолютно каждому человеку, с которым я когда-либо контактировал в этом университете. Каждому преподавателю, который терпел мои выходки.

По большей части, я благодарен деканату: Светлане Николаевне, Наталье Павловне, Надежде Анатольевне, Вике, Анне Сергеевне, Светлане Дашиевне. В особенности я отмечу Надежду Анатольевну, потому что она нас взрастила за два года. Благодарен Светлане Дашиевне за то, что она нереальной высоты человек и у меня даже слов не хватает, чтобы описать ее ценность. Это очень большой и очень нужный человек в этом механизме. Благодарен Светлане Николаевне – к ней можно всегда прийти, поговорить о футболе, о прошедшем матче. Она всё смотрит, недавно был олимпийский финал хоккея – мы с ней обсуждали это примерно часа полтора. Благодарен Наталье Павловне, что она о нас никогда не забывала. Благодарен Вике, что она хорошо выполняет работу и тоже нас держит в курсе всех событий, всегда выручает, какой-то литературой снабжает. Благодарен Анне Сергеевне, за ее недолгий срок она тоже нас много в чем спасала и помогала нам. Из преподавателей в особенности благодарен Светлане Олеговне Калгановой.

Из студентов – Кириллу Борцову. Кирилл очень много сделал в моей голове, так сказать. Ничего не делая – он сделал много. Благодарен Алене. Как бы странно это не звучало, но я благодарен Никите Кондрашину, хоть он и учится на два курса меня младше, он, делая свою работу – делал и меня профессиональней. Благодарен Олегу Федоровичу Медведеву за то, что позволил монтировать «Студенческий городок», это очень прокачало мои навыки.

Алена добавляет: Когда ты подходишь к четвертому курсу, то понимаешь, что кого-то выделять невозможно.

Ты хочешь сказать большое спасибо всем, реально каждому – заканчивает фразу Андрей.
Что не касается учебы – я благодарен Коле Давыдову. Это человек, который выполняет ту сложную и далеко не самую приятную работу по организации внеучебных мероприятий. Именно за академку (прим.ред. – конкурс на лучшую академическую группу), за игры «Что? Где? Когда?», «Свою игру» – за все вот эти вещи, которые они придумывают и каждый год внедряют что-то новое. Благодаря голове этого человека дружат не только люди с факультета между собой, а все факультеты. Коля делает из всех семей (факультетов) одну большую семью, и это его огромная заслуга.

Алена: Если бы не академка, клуб игр Гуманитарного, то многого бы не было и мы бы многих не знали.

Андрей: Если бы не академка, мы бы не сняли фильм!

«Цель есть – развивать журналистику здесь, в Екатеринбурге!»

Алена: Я себе поставила одну цель, правда, она не совсем конкретная. После практики в Москве я поняла, что не надо гнаться за столицей, потому что там всё то же самое, просто финансирование другое, поэтому это смотрится круче – вот и все. Надо развивать журналистику тут, у нас. Екатеринбург очень необычный в плане медиа, так как у нас много телекомпаний на один город. У нас много электронных СМИ, очень много журналов, очень много газет, каких-то групп в социальных сетях. У нас это все живет! Пока это все двигается, и ты можешь на это все повлиять, повернуть в лучшую сторону, надо делать это здесь. Тут для меня пример Олег Александрович Ракович. Он давно бы мог уехать в Москву и там жить. Он реально востребованный продюсер, востребованный режиссер, который делает классные вещи, очень высокого уровня, но он здесь. Я не знаю, почему он остался, но для меня он здесь, потому что он понимает, что нужно развивать медиасферу Екатеринбурга и надо копать дальше.

В Москве и так журналистов много, они на каждом шагу, а тут мы нужны, значит надо делать здесь. Вот у меня такая непонятная, абстрактная цель – развивать журналистику здесь.

Андрей: Что касается меня, то я солидарен. Общался с девушкой, которая организовывает «Вместе Медиа», она сказала, что в Екатеринбурге среди региональных СМИ (именно студенческих редакций, которые отправляют работы), самые сильные ребята. Я понимаю, что многие из них хотят в Москву, и вот как-то хочется их призвать туда не ехать, а запланировать своё развитие здесь в медиаиндустрии, чтобы студенты приходили и тянулись именно в медиа Екатеринбурга. Стартовать нужно здесь.

  • Есть чёткая цель – развивать журналистику здесь, в Екатеринбурге!



Детали работы
ЛигаСтуденческая лига
НаправлениеТекст | Cтуденты
НоминацияИнтервью
АвторБезгодова Юлия Сергеевна
Дата публикации23.04.2018
Место публикацииhttps://gu-ural.ru/2018/04/est-chyotkaya-tsel-razvivat-zhurnalistiku-zdes-v-ekaterinburge/

Комментировать

avatar
  Подписаться  
Уведомление о