Текст | Cтуденты

Счетчик Гёте-Бродского: от синей энергии до черной кулисы

Счетчик Гёте-Бродского: от синей энергии до черной кулисы

При написании данной статьи я преследовала цель наглядно  рассказать о поэтике цвета. Задачи, при этом преследуемые мной – выявить и наглядно показать цветовое мышление рода людского и конкретного человека в частности, объяснить поэтику понимания цвета. Концепцией работы является сравнительный анализ понимания цвета в работах И.В. Гете и И.А. Бродского.


Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время красить сущее в разные цвета. Ребенок, впервые узнавший о цветах, наделяет окружающих ими щедро, не разбираясь в оттенках, то есть: солнце желтое, трава зеленая, небо синее, дерево коричневое, а сам он носит красную футболку. И так продолжается до того момента, пока ему не объяснят, что настолько яркие цвета откровенно отдают пошлостью (заодно объяснят и про пошлость), и стоит их разбавлять другими. Так, юноша носит футболку уже багрового цвета, подросток, в своей характерной манере отрицая норму и стандарты, отказывается от оценки цвета и одевается в черное. Будто носит траур по утраченному детству, где черный не использовался вовсе, ибо черный – цвет космоса, вечности и кошмаров. Во тьме рождается страх, и только это ясно для ребенка. Подросток же считает, что во тьме рождается тайна, и она его влечет.

Если говорить о явлениях и понятиях, то им почти всегда можно присвоить цвет, и, возможно, именно это отличает человека креативного от «серой мыши». Иронично, что «серый» — это определение для всего скучного, устаревшего, цвет, который не вызывает волнений. Серая старость приходит в момент, когда все переживания остались в прошлом, и сам ты, покрытый серой пылью, лежишь на полке, как давно забытая книга, на страницы которой заглядывают лишь для того, чтобы забрать очередную зеленую купюру.

И.В. Гете в своей работе «Учение о теории цвета» в свойственной ему чувственной манере описывает цвета и, что немаловажно, делает это с точки зрения поэта. Цветопись – важнейший компонент поэзии, который позволяет передавать атмосферу понятия, обратного времени – момента. Если учесть тот факт, что все цвета, смешанные друг с другом, приводят к черному, а моменты разных оттенков составляют хронику жизни человека, то если сложить истории всех существ и явлений этого мира вместе, результатом станет сама вечность, которая пахнет нефтью, и цвет у нее – черный.

Однако, время и вечность – не есть одно и то же. Как упоминалось ранее, моменты разных оттенков составляют историю отдельно взятой человеческой жизни, и в я само определение времени объясняю через точку зрения. Время – это счетчик лет, с рождения человека и до его смерти. За это время он может «попробовать» всю палитру цветов на вкус, цвет, запах, может создать личный оттенок, характеризующий его как личность, а может весь свой счетчик потратить на серости. Это – личный выбор каждого, и вне зависимости от него в конце пути человека всегда ждет Черная Всадница на бледном скакуне.

Иосиф Бродский в 1993 году написать стихотворение «Памяти Клиффорда Брауна», которое начинается следующим образом:

Это — не синий цвет, это — холодный цвет.

Это — цвет Атлантики в середине

февраля. И не важно, как ты одет:

все равно ты голой спиной на льдине

В контексте поэтики Бродского синий всегда выступает в качестве цвета одиночества, но одиночества без сожалений о нем: «Но синему – ничего и не надо!»; цвета текучести времени и переходов между фазами суток: «Снаружи темней, верней – синеет, точней — чернеет», и в этом случае все всегда заканчивается черным. Последняя строфа того же стихотворения:

«Это — не просто сетчатка, это — с искрой парча,

новая нотная грамота звезд и полос.

Льдина не тает, словно пятно луча,

дрейфуя к черной кулисе, где спрятан полюс»

Здесь черный цвет кулисы является метафорой для гроба, ибо кулиса – это как конец путешествия на льдине, так и конец выступления известного трубача. Переплетение двух разных точек палитры деятельностей в сопряжении с подобающими оттенками оставляют у читателя чувство эстетической удовлетворенности, к чему стремится каждый поэт в изначальном желании сплетать слова.

Многие поэты в какой-то момент приходят к осознанию того, что цвет времени – это синий. Гете пишет о нем:

Этот цвет оказывает на глаз странное и почти невыразимое воздействие. Как цвет это — энергия; однако он стоит на отрицательной стороне и в своей величайшей чистоте представляет из себя как бы волнующее ничто. В нем совмещается какое-то противоречие возбуждения и покоя. Как высь небес и даль гор мы видим синими, так и синяя поверхность кажется как бы уходящей от нас.

Мистика этого цвета видна даже тем, кто далек от поэзии, ибо многие смотрят на гладь воды, за которой не видно горизонта, с ощущением спокойствия и одновременно с этим – страха в его чистом, неразбавленном виде. Вероятно, это чувство исходит из боязни смерти, ибо водный мир не совсем подходит для жизнедеятельности человека, а это означает только то, что счетчик показывает время приближения к черной кулисе.

  • Счетчик Гёте-Бродского: от синей энергии до черной кулисы



Детали работы
ЛигаСтуденческая лига
НаправлениеТекст | Cтуденты
НоминацияСтатья
АвторШихалиева Назакат Вагиф кызы
Дата публикации17.05.2018
Место публикацииПЛЕВКИ В ВЕЧНОСТЬ | блог wordpress, https://wordpress.com/post/plevokvvechnost.wordpress.com/54
avatar
  Подписаться  
Уведомление о