Текст | Cтуденты

Мельничный водорот

На карте России есть, на первый взгляд, обидный топоним – Лох. Два года назад жизнь села стала меняться благодаря Марии Кислиной, документоведу учебной лаборатории Института филологии и журналистики «Кабинет фольклора». Она развивает сельский туризм и не стесняется выражения: «Лох – это судьба». Журналисты «СГУщёнки» провели один день в гостях у её семьи в Лоху и попытались разобраться, как можно спасти село, восстановив водяную мельницу.

Лохами не рождаются, а становятся лоховчанами

Мария Кислина впервые попала в Лох в 2014 году. Вместе с семьёй она приехала в село, чтобы посмотреть церковь Михаила Архангела с сохранившимися древними фресками на стенах, и увидела полуразрушенную водяную мельницу. Она и «переманила» семью в Лох. Мария стала собирать книги и статьи о сельском памятнике истории и культуры. Одна из научных работ заканчивалась непривычным для подобных текстов призывом: «Давайте приложим практические усилия по восстановлению мельницы». На семейном совете было решено попытаться её спасти, отреставрировав собственными силами.

В семье Машу считают главным вдохновителем. Именно она взялась за проектную деятельность, общение с чиновниками и «раскрутку» местной достопримечательности. Её мама, Нина Кислина, изучала историю села и мельницы, а сейчас занимается с детьми в творческой студии «Лоховская АРТель». Младшая сестра Маши, Аня, пишет посты в социальные сети про лоховскую жизнь. Отец семьи Сергей Кислин поддерживает семейные планы финансово.

Благодаря Марии Лох знают далеко за пределами Саратова. В 2015 году с идеей студии «Лоховская АРТель» Мария стала победителем Всероссийского конкурса проектов «Культурная мозаика малых городов и сёл». А в прошлом году на Молодёжном форуме Приволжского федерального округа «iВолга-2016» она получила грант на реализацию проекта «Для сельской местности сойдёт?», который рассчитан на разработку культурного стиля села.

Мама Марии рассказала о воспитании дочери: «Мы давали ей полную свободу и всегда были рядом. Маша с детства чувствовала природу, любила всяких букашек, могла рыдать над погибшими бабочками. Радует, что она такая странная выросла. Иногда, правда, мне её жалко. Когда она всё успевает? Но Маша, конечно, у нас главная. Иногда мы для неё не семья, а команда проекта. Когда она приезжает, первым делом идёт на мельницу. У неё это пост номер один. Люди верят в неё, их нельзя обмануть».

За печкой Ити спит

В Лоху находится единственная сохранившаяся в Поволжье водяная мельница. Мария Кислина говорит о ней с особым теплом. Лоховская достопримечательность – почти полноценный член семьи.

«Я рада, что после реконструкции на наших глазах мельница стала обрастать новыми традициями. Когда мы общаемся только с прошлым – это плохо. Осенью я увидела около неё фотографирующихся молодожёнов. Появилась ещё одна традиция: вставать под мельничное колесо, чтобы облиться водой на счастье. Пусть нас могут критиковать: колесо крутится, а муки нет. Но люди всё равно приезжают в Лох», – замечает Маша.

За прошлый год на мельнице побывали около пяти тысяч человек. Недалеко от местной достопримечательности, в доме №9, Мария с семьёй хочет создать визит-центр для туристов села. У них уже есть красивая легенда для привлечения гостей. Якобы американский режиссёр Стивен Спилберг снял здесь свой фильм «Инопланетянин». Доказательство – главный герой кинокартины Ити, сидящий на печке. На самом деле, точную копию куклы оставил в доме местный художник.

О правде жизни

В конце прошлого года в Лоху провели стратегическую сессию, или, как называет её Маша, сельскую сходку. Жители и местная власть обсуждали образ села и необходимые преобразования для улучшения жизни.

«Мы много придумываем для Лоха. Но семейное говорение надо заканчивать. Сельчане смотрят на то, что многое получается, и начинают в это верить. Село созрело для изменений. Нужен был катализатор. Им стала восстановленная мельница. Мне приятно думать, что в Лоху будет производиться что-то своё, – увлечённо говорит Маша о будущем села. – У нас здесь много торфа. Можно открыть торфяной завод. Мы будем строить экодома, появятся рабочие места. Пока, чтобы заработать, нужно ездить в Саратов. Село не самостоятельно в этом плане. Всё равно – то, что происходит сейчас, радует. Не знаешь, что будет завтра, через год, два. Но будущее манит. Здесь чувствуешь настоящее течение жизни».

Мария уверена в особом историческом пути села. Недавно она нашла в «Google Академии» книгу 1905 года, в которой есть упоминание о существовавшем в этих местах добровольном объединении – лоховской артели. Она жила самоорганизацией, учреждала библиотеки, устраивала культурные мероприятия. Маша интуитивно стремится построить жизнь села так, чтобы она походила на модель артели, созданной здесь сто лет назад.

«Раньше в Лоху работали восемь мельниц, маслобойки, пекарни, кузницы, кирпичный и поташный заводы. Сейчас государство активно помогает нам развивать инфраструктуру, появляются программы по поддержке предпринимательства. Однако развитие частных инициатив идёт трудно. Мне кажется, это, во многом, из-за того, что раньше течение жизни было настоящее, естественное. Был нужен хлеб, мука, вот и работало всё исправно», – говорит Маша.

Лоховчане начинают верить, что жить можно менять к лучшему. Один из жителей попросил Машу как опытную проектировщицу помочь создать детскую площадку в селе. В итоге, деньги на строительство выделила местная власть. А лоховчане построили площадку своими руками.

Жить по правде для Марии Кислиной – это быть свободными. Она приближается к ней, изменяя отношение сельчан к месту своего рождения, себе и своей жизни. Может быть, Лох ещё далёк от представлений об идеальном селе. Но мельничный механизм запущен.

мельничный водоворот




Детали работы
ЛигаСтуденческая лига
НаправлениеТекст | Cтуденты
НоминацияСтатья
АвторНовомлинова Полина Михайловна
Дата публикации23.03.2017
Место публикациистуденческий журнал "СГУщёнка"

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz