Текст | Cтуденты

Деревня с особыми людьми

За столом живо обсуждается недавняя поездка на концерт. Платья певиц, рестораны, бахилы вместо обуви. Уже зреет план, кого взять в следующую поездку, а кого лучше всё-таки оставить дома. Корреспондент «Первой линии» узнала, как течёт жизнь в кэмпхилле под Петербургом.

Труд и семейная атмосфера — обязательны

Лариса – практикующий психолог. В Германии она провела два месяца, хотела узнать, как там живут люди с ограниченными возможностями. Поселилась в кэмпхилле. Она убирала, гладила, мыла, готовила и наблюдала за жизнью людей с «повышенными потребностями».
– Первый кэмпхилл открыл Карл Кёниг в 1940 году. Это маленькие селения, где живут здоровые люди и инвалиды. Сначала всё было простенько, а сейчас у них шикарное производство свечей, дерева, сыров, тканей. Есть магазины, кафе, залы для терапии, занятия языками и танцами, педикюры, маникюры, массажи. Национальность не важна: там живут персы, негры, русские, – кивает Лариса. – Ухаживают за инвалидами так, чтобы каждый принимал участие в работе. Есть там слепая Христиана, которая мотает клубок ниточек. Юлечка, девочка-русалка, родилась со сросшимися ножками, после операции может только сидеть. Она делает свечи. Каждый занят работой, трудится и гордится этим. А самое главное – там сохраняется атмосфера семьи.
Под Петербургом тоже есть часть кэмпхиллского движения – деревня Светлана. Она названа в честь женщины, у которой была больная дочь. Однажды Светлана узнала, что в мире есть места, где люди с «повышенными потребностями» живут полноценной жизнью. Она связалась с кэмпхиллской коммуной Норвегии, получила финансовую поддержку и занялась подготовкой к строительству. Но из-за болезни она не дожила до постройки первого дома. Помочь приехала англичанка Сара Хагнауэр. Сейчас она директор кэмпхилла.

Женщина с большой буквы

В основном тут инвалиды с детства. Диагнозы нас не интересуют. Интересует желание человека входить в коллектив, жить совместно. Это вариант не для каждого, – поясняет Сара.

Например, пару лет назад здесь жил Саша. Родился здоровым парнем, а потом попал в аварию. 17 минут клинической смерти. Он выжил, а его психика – нет. В Светлане жил долго, но потом в нём опять что-то сломалось. Начал хвататься за ножи, кидаться на людей. Врачей и смирительных рубашек тут нет. Сашу отправили к маме.

– Землю получили с трудом, но администрация пошла нам навстречу. Разговора с государством не выходит, потому что мы не выполняем госпрограмму. Проверка тоже не получается, ведь мы не садик, не школа, не больница. Можем получать дотации на социальные услуги, как на Западе. Но это помощь с такими оговорками, что лучше даже не пробовать, – вздыхает Сара. – Приезжала пожарная проверка. Подали на нас в суд, их возмутили деревянные дома. Юристы подсказали аргумент – люди тут просто совместно живут, нет никакого социального обслуживания. Суд мы выиграли. Есть же конвенция о правах инвалидов: человек может сам решать, как и где жить.

Расширять деревню Сара пока не планирует, хочет улучшать то, что есть. В прошлом году покрасили здания, поменяли окна, закупили новую технику.

 

Любители журналов с девушками и ревнивцы

Здесь всего четыре дома и небольшие хозяйственные постройки: коровник, пекарня, сырная и столярная мастерская. В каждом из домов живёт семья, которая помогает людям с психическими заболеваниями или задержкой в развитии адаптироваться к самостоятельной жизни. Тут не увидишь высоких заборов, тяжёлых замков или решёток на окнах. Люди живут, как большая дружная семья. С утра они вместе готовят завтрак и накрывают на стол, затем отправляются на работу.

Вася, например, работает в коровнике. Ему 30, но выглядит как подросток. Он любит журналы, особенно с девушками. И «Pink Floyd». Если увидит у кого-то в руках телефон, обязательно попросит включить «концерт».

Юля помогает делать масло и сыр в мастерской. Эта женщина – показатель того, что чувства есть не только у здоровых людей. Васю она ревнует. Говорит, что уж сильно её бесит, когда он «лезет к кому-то, а не к ней».

От йоги до балета

Лиза живёт в деревне четыре месяца. Она гуляет с ребятами, катает на всеобщей любимице – ослице Ночке. Занимается волонтёрством уже восемь лет. Была в кэмпхиллах в Германии, потом узнала, что под Петербургом тоже есть. Планировала приехать ненадолго, но теперь хочет остаться на год.

В деревню приезжают волонтёры не только из России, но и из других стран. Летом в Светлане гостил швед, научил делать домашнее мороженое. Врачей там нет, каждый, кто приезжает помочь, учит чему-то новому. Посещал кэмпхилл и преподаватель по балету, а недавно в гостях были мастера йоги.

Новых людей в Светлане ждут. Раньше в домах места не было, а сейчас некоторые комнаты пустуют. Важно, чтобы волонтёры приезжали не на один день, а хотя бы на месяц. Ребятам нужно привыкнуть к новым лицам.

Не лечение, а полноценная жизнь

В три часа дня в деревне звонит колокол. Это значит, что пора садиться за стол. Каждый дом готовит еду самостоятельно. Обязанности у жителей чётко распределены: нарезать хлеб, почистить картошку, накрыть на стол. Тут нет специального меню, как в больницах или интернатах. Каждый берёт то, что хочет. Сара считает: «Что могу себе позволить я, то могут себе позволить и наши подопечные».

На столе овощи, квашеная капуста, селёдка, домашний хлеб и деревенская сметана. Суп на выбор: овощной и мясной. Чай фирменный, «светлановский». Ребята сами заготавливали его в фитомастерской. Перед едой – зажигание свечи и чтение молитвы.

За столом обычно говорят о последних событиях. Недавно девчонок возили на концерт. Обсуждалось всё, как и в кругу обычных девушек: платья певиц, поход в ресторан, бахилы вместо обуви, а также составлялся план, кого взять в следующую поездку, а кого лучше бы и дома оставить.

После таких обсуждений совсем забываешь, что перед тобой люди с отклонениями. Да, они могут задать тебе один и тот же вопрос несколько раз подряд. Да, их проблемы выдаёт внешность или неловкая походка. Многим там за 30, но они не похожи на взрослых людей. Они радуются гостям, как дети, интересуются, надолго ли ты приехал и в каком доме останешься жить. Каждый день занимаются обычными делами, как и здоровые люди. Здесь нет обслуживающего персонала. Для всех найдётся занятие, и люди рады этому. Тут не лечат, как в больницах, и не влачат беспомощное существование – здесь живут полноценной жизнью.

 

file_1492434584_3237




Детали работы
ЛигаСтуденческая лига
НаправлениеТекст | Cтуденты
НоминацияСтатья
АвторДовженко Кристина Вячеславовна
Дата публикации14.04.2017
Место публикацииУчебная газета "Первая линия"

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz