Текст | Cтуденты

Сергей Русинов: «Фантастика — самый свободный из жанров»

Судьба нередко сводит меня с творческими людьми, некоторые из которых, как и я, имеют инвалидность. У одного из этих удивительных людей — писателя-фантаста Сергея Русинова — я взял онлайн-интервью.

— Здравствуй, Сергей! Представься и расскажи немного о себе читателям нашего журнала. Где живёшь? Сколько лет? Какое образование?

— Я Сергей Борисович Русинов. Мне 45. Проживаю в посёлке Тугулым, где и родился. Это на юго-востоке нашей Свердловской области, неподалёку от границы с Тюменской областью. Некоторое время жил в соседнем районе, в городе Талица, и учителя из школы № 55 ходили ко мне на дом. Учился я хорошо, считался одним из лучших в своей школе, хотя и ни разу в ней не был. Окончил восемь классов и больше обучение не продолжал. В общем, это всё моё образование и есть.

— Ты печатаешь ногами. Расскажи об этой технологии. Как ты понял, что можешь писать именно таким способом?

— Ну «технология» — это, пожалуй, слишком громко сказано! На самом деле никакой особой «технологии» и нет… Просто с рождения руки у меня работают плохо, а вот ноги гораздо лучше и координированнее (хоть и не могу ходить самостоятельно). И ими я, сколько себя помню, всё время что-нибудь делаю: в детстве катал машинки, играл с друзьями и роднёй в настольный хоккей (причём ничуть не хуже, чем они руками!), вырезал самолётики из бумаги и запускал их со стола. Поэтому ноги мне частенько заменяют руки, и, когда в 1992-м году появился мой первый компьютер — точнее не компьютер даже, а просто слабенькая компьютеризированная с клавиатурой приставочка, подключаемая к телевизору, все программы для которой приходилось очень долго загружать с помощью кассетного магнитофона, — когда это всё появилось, мне гораздо проще было положить клавиатуру на пол и нажимать на клавиши пальцами ног. Так я и стал печатать, когда решил писать книги. Но сейчас я делаю по-другому: пользуюсь экранной клавиатурой, которая отображается на мониторе, и по ней нажимаю указателем мышки, — которую, в свою очередь, двигаю по полу (или по специальному коврику) ногами, конечно. Я сперва видел экранную клавиатуру в комплекте Windows, но поначалу относился к ней скептически, мне казалось, что это для тех, кто совсем уж ничего не может. А потом, дай, думаю, попробую. И попробовал. Мне понравилось. Стало получаться писать гораздо быстрее. И ошибок поубавилось, конечно. Позже друг посоветовал поставить на компьютер более «продвинутую» экранную клавиатуру — с памятью слов: там немного слово наберёшь, и его уже полностью поставить можно. Стало совсем уж хорошо! Так и пишу до сих пор — ногами больше не давлю на клавиши.

— Как и когда ты начал свой творческий путь?

— О, вот «когда», я могу сказать с точностью до дня! Это произошло 7 мая 1995 года. Именно в тот день я и начал свой первый роман. Семья наша готовилась поздравлять деда с 50-летием Победы, и за два дня до этого я решил начать свою книгу, чтобы было что показать своим близким. Однако началось всё раньше: месяца, наверно, на три или четыре. Я вдруг подумал: «А что — книжек прочёл немало, почему бы мне и самому что-нибудь не попробовать написать?». Тем более что компьютер (даже мой тот слабенький, простенький) вполне позволял это сделать — это же не ручкой в тетрадке. Постепенно у меня возник замысел большого и очень увлекательного научно-фантастического романа под названием «Капитан Дональдсон». Но ещё долго я сомневался, а надо ли мне вообще, и не блажь ли это всё, не фантазия ли пустая? В конце концов решил, что мне действительно надо, я очень-очень хотел! Хотел написать книгу, она мне была нужна! Просто мне самому! И вот сомнения отброшены, составлен примерный план начала книги: что за чем должно идти… Сел к компьютеру, и… надо же как-то начать. А как начать?! Как начать-то?! Я целых 15 минут думал только над самой первой своей строчкой! Ей-богу, я бы, наверно, памятник поставил первой строчке! Всё начинается с неё! И, как правило, именно она самая трудная! В каждой отдельно взятой книге, ибо каждая книга —отдельно взятая жизнь, и это становится частью тебя, ты уже не можешь без этого, это выше тебя! По-моему, это здорово, друзья!

— Мешает ли заболевание занятию литературой? Если да, как справляешься с этим?

— Да нет, нисколько. Когда заболевание с рождения, все 45 лет, то уже воспринимается… как данное. Поэтому для меня это обычная повседневная жизнь, которая идёт своим чередом. Так что тут всё нормально.

— Любому человеку, а тем более с ОВЗ, необходима поддержка близких. Поддерживают ли тебя родные или друзья в литературных начинаниях?

— Конечно, прежде всего, меня поддерживает мама — Русинова Нина Викторовна. Долгое время она не очень понимала фантастику, но постепенно стала читать мои произведения, и они ей понравились. Также высоко ценю мнение моего дяди Виталия, который, как я, очень любит фантастику и здорово поддерживает меня; с интересом относится ко всему, что я пишу.

— Что тебя вдохновляет на создание произведений?

— Не первый раз мне задают этот вопрос — «Что вдохновляет». Честно говоря, не знаю, как ответить. Не знаю, что конкретно вдохновляет… Просто вдруг бывает сильно хочется написать что-нибудь! Ну вот охота, и всё тут! Это может быть всё что угодно: просмотренный фильм или мультфильм, прочитанная книга или журнальная статья. Например, у меня есть рассказ «Кирасир армии Наполеона». Его я придумал после прочтения одной очень интересной статьи в журнале. И через пять минут я уже продумал — и сюжет, и всё. Порою вдохновляют и собственные мысли. Да много чего ещё может вдохновлять!

— Почему именно фантастика?

— В детстве я бессистемно и без разбора читал все книги, что у меня были в доме, самых разных авторов и жанров. Я никак не мог найти любимый жанр, который занимал, увлекал меня по-настоящему, волновал; чтобы мне было над чем подумать, посопереживать и так далее… Так продолжалось до тех пор, пока лет в двенадцать или тринадцать мне не попался на глаза довольно толстый сборник произведений Герберта Уэллса. Тогда понял: вот она — та литература, которую я хочу читать! И хочу всё больше и больше! Я стал буквально взахлёб читать всю фантастику, какую только мог найти. И до сих пор читаю именно её. Иногда интересуюсь ещё сказками, но в основном это фантастика. Ибо я считаю, что фантастика — это самый свободный из всех возможных жанров! У неё нет рамок, она так же безгранична и безмерна, как фантазия человека. Она вбирает в себя все особенности и составляющие других жанров.

Фантастика может быть и весёлой, и ироничной, и сатирической, и таинственной, загадочной, и детективной. Мистической и сказочной, или наоборот, строго научной. Она может быть и для детей, и поднимать серьёзные взрослые проблемы. Романтичной, мечтательной и даже абстрактной, сюрреалистической. Кинорежиссёр Джеймс Кэмерон сказал: «Фантастика — это зеркало, смотрящее на нас из будущего». И это действительно так, однако фантастика должна не только отражать, но и показывать что-то лучшее, чем есть сейчас, стараться быть позитивной. Или предупреждать об опасностях в антиутопиях, например, что тоже очень важно. Поэтому, когда я стал писать, вопросов не возникало, и, конечно же, выбрал фантастику!

— Ты пишешь в том числе и для детей. Для какой аудитории, по твоему мнению, легче и интереснее писать: для взрослой или детской? И как ты представляешь своего читателя?

— Я уже дважды писал для детей, и мне очень понравилось это делать. Ты как будто всё время находишься на живой и весёлой волне; вспоминаешь своё детство, то, что занимало, что радовало тебя тогда, и сам на время немножко становишься ребёнком (а может, и не немножко). И вместе с тем очень хочется подарить детям что-то важное, интересное, увлекательное, романтичное и многое-многое другое, что хотелось бы сказать им. Да, конечно, для детей писать намного интереснее, и это ни с чем не сравнимые и непередаваемые ощущения! И я надеюсь, что продолжу.

Что же до того, как я представляю своего читателя… Признаться, я никогда не задумывался над этим. Мне по большому счёту всё равно. По сути, любой, кому мои книги хоть чем-то нравятся, и есть мой читатель. Я не делаю тут разницы.

— Вопреки известной фразе о чукче-писателе, литератор не может не читать чужих книг. Расскажи о любимых писателях. Может быть, есть авторы и книги, повлиявшие на твоё творчество?

— Из всего, что я читаю, так или иначе что-то извлекаю для себя. Даже если книга не очень нравится, делаю выводы, что так писать не стоит. Кто-то из великих сказал, что все книги пишутся из других книг, и я думаю, во многом это действительно так. Всё равно есть где-то у кого-то что-то общее. И с тех пор как я стал писать, отношение моё к чтению изменилось: я читаю уже не просто как обычный читатель, а кое-что подмечаю и со своей, писательской, точки зрения.

Мне, конечно, нравятся такие авторы как Герберт Уэллс (с которого и началось мое увлечение фантастикой), Александр Беляев (который, кстати, очень страдал от болезни позвоночника и многие лучшие свои произведения написал лёжа в гипсовом корсете). Также вдохновляют: Иван Ефремов, Кир Булычев, братья Стругацкие, РэйБрэдбери, Роберт Хайнлайн (в частности, его книга «Дверь в лето») Артур Кларк, Эдмонд Гамильтон, Стивен Кинг и многие другие. В плане детской литературы на меня, безусловно, большое влияние оказали такие авторы (и книги) как: Николай Носов (его Незнайка, конечно же!), Виктор Драгунский, Ян Ларри (его «Необыкновенные приключения Карика и Вали», книга, которую я в детстве прочитал буквально залпом за три дня!), Льюис Кэролл («Алису в Стране чудес» я примерно так же прочитал, как книгу Ларри), Алан Александр Милн («Винни-Пух» — очень забавная книжка!), Астрид Линдгрен, великая шведская сказочница (и её «Малыш и Карлсон»), Джанни Родари («Чиполлино»). Из последнего, что я прочёл, мне очень понравился Александр Житинский, у которого есть масса интересных книг как для детей, так и для взрослых.

— Участвовал ли ты в каких-либо литературных конкурсах?

— Нет, не участвовал. У меня очень большие произведения по объёму. Мои друзья пытались подыскать для меня какой-нибудь конкурс, но, к сожалению, во всех, что они смогли найти, существуют ограничения по объёму, и ни одна из моих книг не подходит для этих конкурсов. С тех пор я оставил попытки. Мне и так нормально. Хотя, конечно, будет неплохо, если найдётся такой, подходящий для моих книг.

— Как ты относишься к критике?

— Критика (если она конструктивна) для меня важна в плане моих будущих книг. Чтобы не наступить в них на какие-нибудь «грабли», так сказать.

Что же до тех, что уже написаны мною… Один мой знакомый журналист рассказал следующее. Есть у него друг, который пишет песни. И однажды этот журналист сказал ему: «Здесь у тебя не очень, переделай вот так». На что друг ответил: «Да, я знаю, что не очень. Но переделывать не стану, потому что так тогда на-пи-са-лось!». И я с ним полностью согласен! Любое творчество — процесс очень перманентный. Он происходит здесь и сейчас — сию конкретную минуту! Всё остальное идёт потом. Даже те же знания, например, на момент написания книги я могу что-то не знать, а узнать потом, так? Если всякий раз по мере получения информации исправлять уже написанное, то жизни не хватит, а книгу заканчивать надо — она не может быть всё время «в правке».

Поэтому лично для меня — книга есть, она закончена, и всё. Хорошо в ней всё или есть в ней недостатки — вопрос уже другой. Через недостатки (если они есть) тоже надо пройти и не бояться. Это опыт, который, возможно, поможет автору в его последующем творчестве. В данном случае мне.

— Сколько времени тебе нужно для создания одной книги?

— По-разному… Я никогда не знаю, сколько времени то или иное займет, всё зависит от объема книги. Работаю до тех пор, пока не сделаю всё полностью. Первый свой роман я писал очень долго — больше пяти лет! Но там меня преследовали многочисленные поломки то компьютера, то принтера, то переход с компьютера на компьютер. А когда всё было написано, у меня вообще пропал текст, и пришлось восстанавливать. Самую лучшую книгу — большую фантастическую повесть для детей «Ребята из Сосновки и космическая гостья» — я написал за два с половиной года. На остальное, что написал, в среднем уходило 40 дней. А так я пишу по полстраницы в день. Больше не могу, это трудно очень. И не столько физически, сколько умственно, и во многих других смыслах…

— Сколько книг ты написал на сегодняшний день?

— На сегодняшний день у меня один роман «Капитан Дональдсон», две детских повести — «Ребята из Сосновки и космическая гостья» и «Однажды в детстве», — и три рассказа: «Кирасир армии Наполеона», «Странные сны», и «Обречённые». Кроме того, у меня есть два мини-рассказа «Как пользоваться временем» и «Сказ о Спасителе». Также статья о Высоцком «Понять Высоцкого» и стихотворение, посвященное ему же (мне очень нравится творчество Владимира Высоцкого, у него замечательная, мощная энергетика!).

— Понятно, что этот вопрос должен быть задан скорее не автору, но всё же. Где можно купить твои книги? Можно ли скачать в Интернете?

— Да, я издал две своих детских повести в Интернете, и обе эти книги можно приобрести в интернет-магазине «Ozon», например. Просто наберите названия книг в поиске, и вы сможете приобрести их. Добавлю также, что повесть «Однажды в детстве» издана с предисловием моего друга — кинорежиссера-любителя из Волгограда Александра Науменко, по просьбе которого я и написал эту книгу.

— Есть ли увлечения, кроме литературы?

— Да, я очень люблю смотреть спорт по телевизору (особенно хоккей, за который я «болею» буквально сколько себя помню). Обожаю фантастические фильмы и сериалы. Я сделал неплохую подборку на своём компьютере. Детские фильмы, мультфильмы хорошие. Поиграть временами люблю на компьютере во что-нибудь. Шахматы люблю, шашки, нарды и другие логические игры. Ну и читаю, конечно же. Словом, я человек разносторонний, и увлечений много у меня!

— Традиционный для писателя вопрос. Каковы творческие планы?

Я не загадываю далеко вперёд и не планирую… Просто хотелось бы попробовать себя ещё в жанре детской фантастики, поскольку мне понравилось писать для детей и, по-моему, у меня неплохо получается. Но что конкретно и когда это будет, пока не знаю. Время покажет.

— Давай пофантазируем. О чём ты мечтаешь?

— Опять же я не люблю строить какие-то «радужные замки». Пусть будет всё как Бог даст! Но если пофантазировать, так сказать, «в идеале», и предположить, что у меня всё сбылось, да? Желаю лучшего будущего для себя и своих книг. Чтобы их читало как можно больше людей, и так далее. Конечно, я был бы не против увидеть героев своих произведений на экране! А уж если это будет что-нибудь по моей, как я считаю, наиболее удавшейся книге «Ребята из Сосновки…», то я был бы счастлив!

— Тема номера «Свободного полёта», в котором выйдет наше интервью, звучит оптимистично: «Про нас, счастливых». А ты можешь назвать себя счастливым человеком? И что для тебя счастье?

— Я думаю, счастье — это когда у человека всё есть, что ему надо по жизни. Любимое занятие, дом, семья и прочее. И в этом плане я считаю себя вполне счастливым человеком, ибо у меня есть мои книги и, надеюсь, ещё будут. Есть моя мама, которая меня очень любит и всегда готова помочь мне (а я – порадовать её). Есть мои друзья, которые помогают и поддерживают меня. А теперь появились и свои читатели, которые нередко оставляют приятные и трогательные отзывы о моих книгах. Это позволяет с оптимизмом смотреть в будущее и утверждает в мысли: всё, что я делаю, не зря, и так или иначе это нужно кому-то. И прежде всего нужно мне — самому! Наверное, это тоже счастье —быть кому-то нужным! Во всех смыслах этого слова.

— Что ты пожелаешь нашим читателям?

— В первую очередь я пожелал бы как можно более полной реализации себя! Своих талантов, мечтаний, стремлений к чему-то и многого другого. У кого в чём способности, наклонности, в том и стараться реализовывать себя. А ещё читателям «Свободного полёта» я и пожелаю Свободного полёта, конечно же! Свободного полёта фантазии и мыслей своих! Полёта над миром, над обыденностью нашей жизни — будьте выше этого, сильнее этого и совершеннее! Не идите на поводу у чужого мнения, не бойтесь: «Ой, а что скажут другие?», не оглядывайтесь на это, а сами творите и будьте кузнецами своего счастья! И тогда всё получится, как бы трудно вам не было. А главное, не унывайте и с оптимизмом смотрите на всё! В жизни очень много радостного, надо только найти это. Стремиться найти это. Я уверен, рано или поздно вы обретёте своё счастье! Истинное счастье и истинную радость свободного полёта! И я надеюсь, журнал ваш, Илья, поможет людям в этом.

— Спасибо за интересный разговор.

Беседовал Илья Попенов.




Детали работы
ЛигаСтуденческая лига
НаправлениеТекст | Cтуденты
НоминацияИнтервью
АвторПопенов Илья Николаевич
Дата публикации26.12.2016
Место публикацииВ журнале "Свободный полёт"

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz