Победители прошлых лет

Интервью с М.Ю. Лермонтовым

Это интервью не совсем обычное: Михаил Куклинов (главный редактор журнала и корреспондент) решил претворить в жизнь давнюю мечту – возможность пообщаться с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым.

Материал сделан в стиле 19 века, и, конечно же, как в самом настоящем интервью в нём есть интервьюер и интервьюируемый. Ими выступили Михаил Куклинов и Михаил Юрьевич Лермонтов соответственно.

Увидеть материал можно в рубрике «В мире людей», на страницах 8-9.

 

Как часто мы о человеке

Узнать не можем напрямик,

А лишь в Истории страницах.

Пройдя сквозь тайные границы,

Однажды шанс такой возник.

Куклинов Михаил

Как жаль, что многих великих и интересных людей уже давно не стало, что нити с прошлым теряются и стираются, ведь это наше достояние и История в самом широком и глубоком значении этого слова – это есть то самое, что мы должны хранить как зеницу ока, помнить и передавать будущему поколению. Редакция КАК2х2 делает что–то совсем невозможное. Сейчас мы с вами отправимся в эпоху «Золотого века» литературы и пообщаемся с великим поэтом – самим Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Ни больше ни меньше, интервью.

ДОСЬЕ.

Ф.И.О.: Лермонтов Михаил Юрьевич;

Дата рождения: I5 октября 1814;

Место рождения: Москва;

Социальная роль: русский поэт и писатель. Классик «Золотого века»;

Годы творчества: 1828–1841;

Самые значимые произведения: «Смерть поэта», «Герой нашего времени», «Бородино»;

Псевдонимы: Ламвер, Гр. Диарбекир, Lerma;

На заметку: автор не только литературных произведений, но художественных;

Цитата: «Жизнь как бал:

Кружишься – весело:

кругом всё светло, ясно…

Вернулся лишь домой, наряд измятый снял –

И всё забыл, и только что устал».

 

– Где же Вы родились и кем были Ваши родители?

– Имел честь родиться в Москве в октябре 1814 года, в послевоенные годы, когда Российская империя только оправилась от Отечественной войны. Моими родителями были Юрий Петрович – армейский капитан в отставке – и Мария Михайловна Арсеньева. Родителей своих я не помню, ибо матушка моя умерла, когда имел я ещё только 2 года от роду… от чахотки умерла. Всё моё воспитание взяла на себя моя любимая бабушка, и, несмотря на потери в ту пору, детские годы стали счастливые. А один наказ отца и теперь ещё помню: «…ты одарён способностями ума, – не пренебрегай ими… это талант, в котором ты должен будешь некогда дать отчёт Богу! …ты имеешь, мой сын, доброе сердце, – не ожесточай его даже и самою несправедливостью и неблагодарностью людей, ибо с ожесточением ты сам впадёшь в презираемые тобою пороки. Верь, что истинная, нелицемерная любовь к Богу, к ближнему есть единственное средство жить и умереть спокойно».

– Как Вы стали поэтом? Что Вас подвигло на это, и в каком возрасте Вы начали писать стихи?

– В 1828 году я был успешно зачислен в Московский благородный. пансион в четвёртый класс. Именно в этот период, когда мне было уже 14 лет, начал марать стихи, я как бы по инстинкту переписывал и прибирал их, они ещё теперь у меня. На самом деле устремление к этому появилось у меня рано: тогда же стало интересно наблюдать за окружающим миром, развивая свой – внутренний.

– Как продолжилось Ваше обучение, Михаил Юрьевич?

Следующие годы моего обучения проходили в Москве, два из которых на «нравственно–политическом отделении» Московского университета. В 1832 году, после столкновений с профессурой, подал прошение в правление Московского университета об увольнении из числа студентов и поехал в Санкт–Петербург, дабы продолжить обучение, но получил отказ в поступлении на 3 курс. И по совету своего друга Столыпина направился в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, в коей провёл «два страшных года», заполненных военной муштрой, сначала в звании унтер-офицера, а затем юнкера. Так моя служба и началась. В 1834 году кончил школу в звании корнета, служил в лейб-гвардии Гусарском полку, стоявшем в Царском Селе под Петербургом, однако много времени проводил в Петербурге.

– Ведь правда, что Ваша творческая деятельность не ограничивалась литературой?

– Хочу похвалиться: очень многое время я уделил художественной деятельности. Рисовал пейзажи с Кавказскими сюжетами и портреты. Правда, мало кто знал о6 этой моей стороне, но теперь «сия тайна» раскрыта. Если же говорить не только о творческой деятельности, то я всегда любил математические науки и увлекался оными.

– Михаил Юрьевич, Вы, конечно же, помните, что в 1837 году случилось событие, которое потрясло весь литературный мир и не только – смерть Александра Сергеевича Пушкина –, безусловно, оставившее неоднозначный след в истории, как и в вашей судьбе. Расскажите о своих переживаниях.

– Конечно, известие о6 этой трагедии застало меня при болезни и привело меня в разгневанное состояние. Было тяжело потерять гениального человека и поэта, и я ни за что не соглашусь вернуться в тот день. Мир как-то потускнел, играющие краски

поутихли, огонь вечно молодого Пушкина погас… Помнится, что погруженный в себя написал в эти дни поэму «Смерть поэта» – как отклик на последнюю дуэль Александра Сергеевича; на поведение при этом придворной знати. А позже, когда Столыпин стал при мне порицать Пушкина, доказывая, что Дантес иначе поступить и не мог, я остановил разговор и в порыве гнева написал страстный вызов «надменным потомкам». Стихотворение было понято как «воззвание к революции»; начали дело касательно до меня. В марте 1837 года по приказу самого царя за распространение последних 1б строк стихотворения «Смерть поэта» был сослан на Кавказ. Что же, по-видимому, заслужил.

– Сколько же продолжалась Ваша ссылка?

– Честно говоря, совсем недолго. Моя дорогая бабушка после судебного процесса хлопотала за меня, и через непродолжительное время был прощён.

– На Вас как–то повлияла эта поездка?

– Хоть и пробыл я там немногое, вовсе несколько месяцев, этого оказалось полно, чтобы душа моя потерпела сильные изменения. Я проникся природой Кавказа, жизнью горцев, а также кавказским фольклором, чему впоследствии посвятил множество своих работ. По возвращении в Санкт–Петербург под воздействием кавказских впечатлений я написал «Мцыри» и «Демон». Здесь же мною была задумана идея о романе «Герой нашего времени». Поэтому, возможно заявлять, что эта поездка повлияла на меня самым сильным образом.

– После этого Вы ведь ещё раз возвращались туда, не так ли?

– Это правда. После конфликта с французским эмигрантом Эрнестом де Барантом и последовавшей дуэли с ним я вновь был сослан на Кавказ, где участвовал в боевых действиях, после коих был представлен к наградам, однако вскоре … был вычеркнут из списков Николаем I, что, конечно же, было досадно, но это было понятно.

– Что Вы, Михаил Юрьевич, можете сказать о всём своём поколении? –

На память мне приходят строчки … с Вашего позволения, я их немного изменю:

Да, были люди в наше время,

Могучее, лихое племя:

Богатыри … – а вы?

МАОУ СОШ №22, В мире людей, М.Ю. Лермонтов

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz